Наташа

Странные сироты 1937

Прочитала "Дочки-матери" Е.Боннэр. Много слышала, но до сегодняшнего дня читать как-то не довелось. Удивительно притянула к себе эта книга, я бы сказала "увлекательное" чтение, если к такой книге этот термин применим в принципе. Была ассоциация с книгой "Сахарный ребенок": взгляд на страшные события сталинских репрессий глазами ребенка, только с другой стороны, из благополучной семьи "партработников", как она сама называла своих родителей, советской элиты. А, с другой стороны, вспомнила и другую книгу, "Завтра была война" - о том, как детям приходится делать недетский выбор, когда взросление приходит мгновенно, в тот день, в тот момент, когда ты принимаешь решение внутри себя: кто прав и кто не прав, и с кем ты?

Никто не подсказывал ей, подростку, стоящему перед следователем НКВД, как себя вести, что можно и что нельзя говорить этому "белоглазому" человеку. Только детская интуиция и еще любовь. Складывается впечатление, что она поняла всю правду раньше своих родителей, не на уровне понимания, а на уровне этой самой интуиции. И еще помогла привычка делать самостятельный выбор во всем, тот самый непокладистый "армянский характер", за который ее упрекали и ругали все детство.


Книга не столько об оценке происходивших тогда событий, сколько об истории взаимоотношений матери и дочери. И потому вся картина того времени представляется еще более выпуклой.

И думаю, что итог всем этим размышлениям могут подвети несколько таких строк Елены Георгиевны:
"Что мы были «как все», сейчас видно даже больше, чем раньше. Что ни начнешь читать, что ни возьмешь в руки, с кем ни поговоришь — у всех среди самых близких, среди друзей, среди родни были «незаконно репрессированные». Я всегда говорила, а знала с ранней юности — в стране нет людей, которых бы лично не коснулся этот, тоже ведь «странный», процесс. «Гражданская война», «спекулянты», «проститутки», «бывшие», «нэпманы», «прячущие золото», «промпартия», «шахтинцы», «кулаки», «лишенцы», «националисты», «оппозиция», «с оккупированной территории», «из плена», «космополиты», «врачи», «татары», «немцы», «чечены», «ингуши», «балкары», «калмыки», «прибалты», «ленинградцы», «писатели», «диссиденты» — наверное, я кого-нибудь пропустила — рабочие и крестьяне, солдаты, моряки и профессора, интеллигенты и неграмотные, верующие и атеисты, партийные и без партбилета. Все, все, все — черненькие и беленькие, серо-буро-малиновые и в крапинку. У всех — арестованные, сосланные, расстрелянные. Может, отец, может, мать, может, брат, сват, тесть, друг, сосед, дядя, тетя, сестра, муж сестры, жена брата. И у всех (конечно, кто дожил) — дети! Дети! Дети! А теперь уже и внуки. И когда сегодня вдруг слышишь, что кто-то не знал, что кто-то говорит: «Боже, неужели это могло быть», или реже: «Этого не могло быть!» — так и хочется крикнуть: «Не верьте!» Это значит — не хотел видеть, не желал знать. И самое главное — значит, у него ни разу не защемило сердце, ни разу не помог посылкой, бандеролью, письмом, сочувствием, словом, улыбкой, взглядом, даже мыслью. Не человек это. И это он «не как все». А мы — «странные сироты» (Елена Боннэр упоминает несколько раньше, что Илья Эренбург назвал всех детей, оставшихся без родителей в 1937 году (и во все годы «до» и «после»), «странные сироты» - Н.К.) — мы-то и есть «как все». Архивы должны быть открыты. (Книга была окончена в 1991 году - Н.К.) И близкие должны знать правду о времени и месте гибели своих родных. Но всем ли хватит сил принять ее так, чтобы она не добавила зла и ненависти в нашей жизни?"
Наташа

Размышление над покаянием

Из интервью в связи с концертом-размышлением "Февраль 1917":
"...совершенный грех без покаяния не перестает тяготить не только согрешившего, но и его потомков. Многие понимают покаяние однобоко, представляя лишь картины Тициана, Рубенса с рыдающими людьми. Но покаяние – это в первую очередь ненависть к совершенному злу, к греху, и нежелание этот грех повторять. Очень важна обращенность вовне. Совершенный грех в наше время нельзя искупить слезами или самобичеванием, но его можно искупить активным добром" (Юлий Ильяшенко)
"Первое, что должен сделать всякий, особенно церковный человек, которому небезразлично происходящее в нашей стране – признать совершенное зло злом и принести в нем покаяние, независимо от того, причастен ты лично к нему или только наследуешь его страшные последствия и, может быть, сам от них страдаешь, боишься их, не знаешь выхода, растерян, подавлен. Это все последствия этого зла, и значит, всем надо каяться" (священник Георгий Кочетков)

Этим, наверное, сказано все самое главное. От себя добавлю только, что советская совковость сидит в нас намного глубже, чем нам кажется. Сама революция, породившая эту совковость и уничтожившая все, что могло помешать "ковке" "нового человека", тоже не взялась с потолка.

Недавно читала статью Федора Степуна "БОЛЬШЕВИЗМ И ХРИСТИАНСКАЯ ЭКЗИСТЕНЦИЯ". Там в главе "Дух, лицо и стиль русской культуры" он, продолжая мысль Шпенглера о том, что особенности любой культуры можно объяснить через ту природу, в которой данный народ живет, готоворит о том, что природа России имеет свои уникальные особенности, которые, безусловно, повлияли на руский характер: это - бескрайние просторы с очень разными ландшафтами в разных частях страны, которые дают ощущение бескрайности, бесконечности, когда желанно не то, что имеешь, а то, что за горизонтом. Один мой друг вспомнил, что крестьянские дворы на его памяти всегда имели забор с трех сторон, а с заднего двора забора не было. Надел имел границей горизонт...

Федор Степун пишет: "...Если попытаться понятийно определить бросающееся в глаза различие между западно-европейским и русским ландшафтами, то можно, однако с некоторыми оговорками, сказать: южно- и западно-европейский ландшафт – это полнота формы на теснейшем пространстве, русский – это в бесконечность излучающаяся бесформенность. С помощью этого тезиса мы глубоко проникаем в проблематику русской души и русской культуры."
Результат - отношение к своему имению и к своему труду:
"Пыльные проселки, идиллические полевые дороги, медленные реки, а также всё созданное руками человека – покрытые соломой деревянные избы, трясущиеся мостики... Всё невзрачно, всё построено и поставлено приблизительно и наскоро из материала, какой был под рукой. Ничто не пленяет взгляд, ничто не насыщает, не слепит его. Голодный и свободный блуждает он вокруг, уходя практически от каждого дерева и куста, каждого забора и крыши навстречу горизонту. <...>
Ввиду того, что русский крестьянин никогда не был суверенным хозяином своей земли, он не научился о ней заботиться с самоотверженной любовью и добросовестностью. Как кочевой колонизатор он пользовался ею хищнически; как крепостной обрабатывал он землю барина без любви и осмотрительности. Он делал "из под кнута" самое необходимое, так как он знал точно - останется все как было... Целый ряд народных поговорок является тому свидетелем: "Работа не волк, в лес не убежит", "Работа дураков любит", "Хочу - работаю, не хочу - смотрю пупом в небо". Отмена крепостничества опять-таки не сделала ничего, чтобы сформировать новое отношение крестьянина к его работе."
Как сказал мой друг, не нравится эта земля - иди, ищи другую. Никто не держит, земли кругом много! Так, например, родилось казачество...

Есть внутри нас это крепостничество, внутреннее рабство, которое в свое время так радостно и открыто восприняло те события, которые сейчас принято называть русской революцией.
В этом и нужно каяться, учиться видеть и вырывать из себя эти корни страха, эгоизма, безответственности, лжи и недоверия, потому что все это - рабство. А, чтобы двигаться вперед, нужна свобода.
Наташа

Эффект стереоскопа против стереотипов

В СФИ прошел первый студенческий семинар на английском языке.



"Усилие понять того, кто говорит на другом языке, помогает осмыслить то, что могло бы остаться без внимания в пределах родного языка. Совместный взгляд на ту или иную проблему помогает увидеть то, чего не увидишь в одиночку. Так возникает «эффект стереоскопа», который не только настраивает исследовательскую оптику, но и помогает совместно преодолевать инерцию устоявшихся представлений."
Наташа

И снова о расцерковлении

Как-то даже не хочется портить этот замечательный текст своими комментариями...
Просто читала и радовалась. Потому и делюсь. :)

Оригинал взят у alexander_nv в И снова о расцерковлении


Очередная статья о расцерковлении появилась в сети. Я ее увидел на странице игумена Петра Мещеринова. Ситуация такая: ходил, ходил в человек церковь, а потом вдруг задумался – а в чем смысл? Что вообще происходит, зачем мне ходить в церковь? Этот случай не является каким-то уникальным и особенным. Об этом писали и раньше, я сам знаю многих, "расцерковленных".

Какие предлагаются решения этой проблемы? Игумен Петр Мещеринов предлагает искать ответы в опыте инославных конфессий. Сергей Худиев пишет, что в церковь надо ходить из послушания Христу. Кто-то писал в комментариях, что это «искушение» и его надо перетерпеть. Кто-то говорил о необходимости внятного и понятного богослужения. Я думаю, что все они правы в той или иной степени. Все так. Но, боюсь, что это не дает все-таки ответа на вопрос «что делать».

На мой взгляд, проблема корениться вообще в самом понятии «церковь». Что значит «церковь» в понимании современного верующего, члена РПЦ МП? Наверное, на это вопрос можно получить очень разные ответы. Но в целом все они уложатся в схему «Бог – человек», и церковь – это специальное место, где возможно вот такое вот максимальное взаимодействие, осуществляющееся, прежде всего, через богослужение и таинства. То есть, церковный человек, это человек, который регулярно участвует в богослужебной деятельности, ну, сюда, конечно, еще можно добавить согласие и принятие вероучения, догматов и пр. Но последнее особого значения для эмпирической реальности верующего не имеет. Хотя у нас в церкви и любят больше всего разоблачать еретиков, но уровень духовной грамотности, как правило, очень низкий: в догматике, написанный языком греческой философии мало кто разбирается. Главное богослужение. И вот церковный человек – этот тот, кто регулярно участвует в богослужении. Сюда еще могут добавить «следование за Христом, соединение со Христом» и пр. В чем это выражается? В таинствах. Прежде всего, в таинстве Причастия, то есть, соединяясь со Христом, человек обоживается, стяжает благодать, спасается. Для этого опять таки важно регулярно посещать богослужение. Вот таким образом, думаю, можно раскрыть схему «Бог – человек».

Collapse )
Наташа

"Эпоха Вселенских соборов закончилась, нужно искать новые пути соборности"

Когда я слушала эти слова на проповеди в прошедшую субботу, мне и в голову не могло прийти, что все так стремительно и дословно воплотится в жизни. Слова о. Георгия о том, что "продолжать эпоху Вселенских соборов не нужно: «их нет и не будет». «И даже если соберется через неделю Всеправославный собор, вселенским он не будет. Традиционно считается, что их было семь, и за это можно поблагодарить Бога. История вселенских соборов была сложная, неоднозначная, трудная, но в целом все-таки чрезвычайно важная для всей церкви, для всех ее чад. Но эта эпоха действительно закончилась, и нужно искать, как выражать нашу соборность, как ее воплощать»," - обернулись самой что ни на есть правдой, когда сегодня в новостях появилась новость о том, что делегаты РПЦ не поедут на Всеправославный собор.
И мне кажется, что воплощение слов о том, что надо «возвращаться к тому понятию соборности, которое было в церкви до Первого Вселенского собора, и тогда будут возможны и соборы, и настоящее единство, которого на сегодняшний день нет», что «нужно начинать, безусловно, с соборности местной, снизу, такой, которая бы рождалась от живых отношений единства и любви между верными – верными Христу и Церкви и друг другу людьми,» - могли бы послужить не только обновлению, исцелению церкви, но и мира...
Наташа

«И ряса, и крест вызывают шок»

Нередко, к сожалению, у нас случается, когда Библией или писаниями святых отцов пользуются как молотком по голове... В этом плане очень полезно почитать интервью со священником Христофором Д`Алоизио, настоятелем Свято-Троицкой церкви в Брюсселе, инспектором образования французской общины в Бельгии.

Он утверждает, что самое важное - это свидетельство о Христе словом и жизнью. Только так церковь подлинно являет себя в обществе. Остальное: общественные и политические инициативы, если они совершаются без этого основания, - всегда воспринимаются нормальным обществом, как давление, насилие.

Помимо прочего, о.Христофор говорит:
"...
западного человека часто привлекает то, как мы служим литургию, особенно, если нет никаких тайных молитв, если служат, не закрывая катапетасмы и на современном языке. Для прихода – это ключ к успеху. И, кроме того, мы стараемся служить в традициях духовной открытости. Я говорю именно об Архиепископии русских православных церквей в Западной Европе.

Поскольку основатели Архиепископии были бедными, с самого начала есть такая традиция: у приходских священников есть еще и светская работа. С пастырской точки зрения, для взаимоотношения пастыря с людьми это очень хорошо и полезно. Также это хорошо и полезно для разделения ответственности вместе с другими членами прихода за Церковь и храм, – ведь это дело всей общины, а не только одного священника.

Помогает еще один аспект – отсутствие роскоши: поскольку изначально Архиепископия была бедной, храмы обычно находятся в небогатых зданиях. Вы, конечно, слышали о больших соборах в Западной Европе, но это на самом деле редкость и, скорее, исключение: большей частью церкви все-таки домовые. И это заставляло членов приходских собраний проявлять некоторое творчество и даже некоторую смекалку для того, чтобы помещение, которое изначально не предназначалось для богослужения, сделать образом Царства Божьего, Царства Небесного, сделать так, чтобы это помещение было красивым, куда можно было бы приходить с удовольствием.
<...>
Когда церковь забывает о своей главной цели – свидетельстве о Христе и Евангелии, – и боится отдать властные полномочия в обществе, она вызывает реакцию отторжения.

<...>
Это относится и к тому, как церковь высказывается по нравственным вопросам. Внутри церковь может высказываться по вопросам этики, своим членам церковь может указывать на то, как им жить. Но западным обществом очень плохо воспринимается, когда церковь пытается обществу диктовать свою точку зрения по вопросам этики.
<...>
...Человек, поддерживающий ценности либеральной демократии понимает, что свои ценности не надо навязывать другим, нужно им позволить жить в соответствии с их системой ценностей. Если люди не разделяют ни твой взгляд на мир, ни твою систему ценностей, незачем навязывать им свою точку зрения, к тому же непонятно, каким образом они смогут ее принять."

Наташка

"В день защиты детей надо беречь детей, аккуратно с ними обращаться и не орать..."

От чего и кого нужно защищать детей?
Вы знаете ответ на этот вопрос? Я тоже думала, что знаю - ан нет!

" В первую очередь, конечно же, от тигров, монстров, революционеров и крикливых учителей. Не менее подозрительны слоны и бандиты..."

Вам интересно, от кого еще? Читайте тут!

Наташа

"Что нужно делать чтобы помогали? Не знаю. Помогать самому, наверное."

Вчера прочитала в сети историю о нападении на девочку. Папа девочки был потрясен полным безразличием окружающих людей:
"Меня удивила реакция красивых, спортивных людей, с сильными телами, на глазах у которых мужик крупной комплекции пытается свернуть шею другому, поменьше. Тот другой, просит о помощи, просит хотя бы позвонить в полицию. Красивые спортивные люди с телефонами отводят глаза и пробегают дальше, или вкручивают педали.
<...>
Эта история не про напавшего, ребенка и героического папашу, а про всеобщее равнодушие, которое травмировало меня больше всего. Что нужно делать чтобы помогали? Не знаю. Помогать самому, наверное."


Последняя фраза заставила призадуматься: а что бы я сделала? Как часто я проходила мимо людей,
нуждающихся в помощи, считая, что не могу ничем помочь или что это вообще не мое дело...

Господь говорит: "...если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы ...благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего... Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд." (Лк 6:32-36)

В этом смысле очень вдохновляет христианский каритативный опыт. Это возможность расширить свое сердце и помочь ближнему. Именно ближнему, а не просто близким, своим бабушке, дедушке или другим родственникам... Тому, кто нуждается именно в твоей помощи.
И еще лучше, если с детства прививать такую привычку своим детям: не только выпрашивать у мамы денежку положить в ящик для приюта бездомных собачек, но и самим реально сделать что-то для других, как, например, делают тут:

"От самого словосочетания «дом престарелых» становится не по себе: оно напрямую ассоциируется с ощущениями брошенности, уныния и беспомощности. Мысли о таких заведениях подавляющее большинство наших соотечественников просто вытесняет, как будто их просто не существует.
<...>
Каждый человек важен – прежде всего, для Бога, и конечно, для нас, как верующих в Бога и в человека. Мне кажется, что в условиях ограничений – физических, пространственных, всем, кто здесь живет, нужны не какие-то новые возможности, эмоциональные потрясения, а признание ценности каждого, ненапрасности его жизненного пути. И в этом мы можем помочь – через общение, дружбу, искренность и желание сделать доброе и приятное, например, через участие детей в концертах. Бывают моменты, когда человек тебе открывается, рассказывает о своей непростой жизни, военной молодости, первой любви, людях, которые встретились на жизненном пути, потерях – как почти девяностолетняя баба Надя, и ты слагаешь это в сердце своем. Происходит Встреча. В жизни каждого человека есть желание подлинных и значимых отношений, особенно, если ты оказался в чем-то обделенным, оставленным, когда тебе трудно. Мы дорожим этой дружбой, доверием и подлинным общением, которое сложилось за эти годы.
<...>
Мы благодарны за возможность приходить сюда и за те отношения, которые сложились с жителями дома. В конце каждого прихода в дом – будь то концерт, или еженедельная помощь, мы вместе молимся и благодарим Бога за Его дар милосердной любви, который Он являет ко всем нам, за расширение сердца, за возможность приходить сюда, вместе проживать хоть какое-то время, делиться радостью, и чуть-чуть преображать пространство нашей жизни."


Наташа

...ноги на ширине плеч, руки за голову, лицом к стене, в туалет запрещено!

Моя мама - учитель младших классов. Она очень любит свою работу, очень любит детей.
Но есть некоторые вещи в ее работе, которые она не выносит. Например, сейчас, в каникулы ее, как и других учителей, отправляют сидеть на ЕГЭ. Обстановка там по ее словам сравнима с тюрьмой или концентрационным лагерем. По духу.
Я помню, как сама сдавала экзамены в школе - это было страшно, но и празднично, в этом был элемент общения, творчества...
Очень сочувствую всем, кто вынужден сейчас участвовать в ЕГЭ...
Наташа

Книга Жалоб и Обожаний

Замечательная идея! У меня тоже случалось такое, когда выясняли отношения с близкими в переписке. Правда, это было в мессенджерах и тогда, когда отношения были уже на грани и разговаривать было просто опасно...

Оригинал взят у owl_solnze в post
Книга Жалоб и Обожаний. Виктория Райхер.

Когда Антон с Мариной поженились, они решили, что в их доме не будет никаких скандалов. Вместо разбирательств, выяснений и упреков они завели Книгу Жалоб - чтобы любой, кому что-то не нравится, мог довести это до сведения всех членов семьи. Жили они хорошо и дружно, поэтому переименовали Книгу просто Жалоб в Книгу Жалоб и Обожаний: в любви друг другу они тоже объяснялись письменно. Потом родились дети, и довольно быстро научились писать. И много лет подряд на любое недовольство члены семьи говорили друг другу одно и то же: тебя что-то не устраивает? Иди и пиши в Книгу Жалоб. И они действительно шли и писали. Все. Всё.



Collapse )